Русский

«Узбекская модель» как теория и практика современной государственной идентификации

В современной научной литературе, среди экспертного сообщества широко дискутируется вопрос о том, как в условиях современных мировых социально-экономических кризисов осуществлять антикризисное стратегическое управление. В данной связи особый интерес представляет теория и практика «узбекский модели», которая более двадцати лет реализуется в практике современного государственного развития Узбекистана. Особенно такой интерес проявляется в последнее время, когда обсуждается вопрос преемственности в государственном управлении страной.

Действительно «узбекская модель» требует к себе особого внимания, поскольку ее реализация Узбекистану позволила стать на путь устойчивого развития в условиях, когда в современном мире фактически не прекращаются системные кризисы и другие метаморфозы в жизнедеятельности большинства стран.

Научное обоснование «узбекской модели» наиболее полно представлено в книге Ислама Каримова «Узбекистан – собственная модель перехода на рыночные отношения», которая первоначально была издана еще в начале 90-х годов прошлого века. В работе было выдвинуто пять принципов реформирования экономики и демократического развития Узбекистана как независимого государства: «деидеологизация экономики»; «предоставление государству функций главного реформатора»; «верховенство закона»; «сильная социальная политика» и «поэтапный переход к рыночной экономике». Анализ каждого из них, проведенный Международным институтом стратегических исследований «Вектор» (МИСИ «Vector») позволяет дифференцированно определить их степень научной адекватности и практической значимости.

Первый принцип – «деидеологизация экономики». Этот принцип поставлен на первое место, видимо, не случайно. В истории социально- экономических учений и практики государственного управления широко представлены различные модели экономики и социального развития, а также различные формы и методы экономической идентификации. Наиболее известные из них: «социалистические» и «капиталистические». Фактически все ХХ столетие определялось конкуренцией и даже, более того, борьбой капитализма и социализма, а также близких по идеологемам государств.

В концепции Ислама Каримова достаточно глубоко обоснован тезис о том, что экономика должна развиваться не «идеологизированно», а по присущим ей внутренним законам. Фактически это ренессанс идей, с которыми в свое время выступили выдающиеся экономисты: А. Смит и Д. Риккардо и их последователи, полагавшие, что экономика в перспективе будет развиваться свободно, без давления идеологических догм, насильственного принуждения и некомпетентного влияния. В современных условиях – это ни что иное как перевод экономических процессов на научно обоснованные рельсы развития. Более того, преодоление идеологических догм содействует формированию благоприятного общественного мнения по отношению к различным формам и методам хозяйствования.

Принцип «деидеологизации экономики» необычайно важен и с точки зрения определения тенденций развития современных производственных и гуманитарных отношений. Общепринятый факт – наука все больше становится главной производительной силой общества, а научно обоснованное управление – необходимым инструментом социально-экономических модернизаций. В таких условиях идея деидеологизации экономики является феноменом не только узбекского, но и международного значения. Альтернативы ей в современных условиях не существует.

Второй принцип – «государство главный реформатор». В соответствии с этим принципом государство в специфике узбекских реформ должно являться главным субъектом экономических и гуманитарных преобразований.

Вокруг этого принципа особо широко ведутся дискуссии. Как известно, либерально-демократические подходы предполагают уменьшение роли государства и увеличение роли и значения негосударственных форм и методов организации во всех сферах общественной жизни. Вопреки этой позиции в «узбекской модели», наоборот, государство определяется инициатором и главным реформатором экономических преобразований. Такой подход в свое время явился инновационным и вызвал шквал критики. Однако время показало правильность указанного принципа и, более того, его эффективность на практике в современных антикризисных преобразованиях.

В данной связи следует специально отметить, что, спустя десятилетие, Комиссия экспертов ООН, составленная из двадцати ведущих современных экономистов мирового уровня во главе с Нобелевским лауреатом Дж. Стиглицем, признала несостоятельность «теории рыночного фундаментализма, согласно которой ничем не стесненная деятельность рынка ведет к созданию эффективной и стабильной экономики. То же самое касается и идеи саморегулирования рынков…». В соответствующем Докладе Комиссии ООН была фактически подтверждена правильность выводов, которые положены в концептуальную основу «узбекской модели».

С теоретической точки зрения следует отметить также и то, что отношение к «институту государства» в «узбекской модели» – есть квинтэссенция опыта успешных социально-экономических преобразований, которые когда-либо проводились. Так, именно решающая роль государства позволила преодолеть Великую американскую депрессию под руководством Ф. Рузвельта в США, провести Л. Эрхардом реформы в Германии, Ден Сяопину модернизировать Китай, а Ли Куан Ю вывести Сингапур в лидеры современного экономического развития. В данной связи принцип, что «государство должно стать главным реформатором», выдвинутый Исламом Каримовым более двадцати лет назад, не только подтверждает свою целесообразность, но в настоящее время может рассматриваться как закономерность любой антикризисной деятельности.

Третий принцип – «верховенство закона». Данный принцип дополняет предшествующие и определяет в обществе для всех без исключения равные права. Верховенство права признается как «либералами», так и «государственниками», и является фактически важнейшим условием любой эффективной модернизации во всех сферах общественных отношений.

В «узбекской модели» особо подчеркивается положение о том, что ни один государственный орган, ни одна хозяйствующая и общественно-политическая организация, ни одно должностное лицо, ни один человек не вправе освобождаться от обязанности подчинятся закону. Узбекская особенность проявляется здесь лишь в том, что принимаемые законы должны учитывать региональную специфику страны, ментальность населения, которые атрибутивно определяют так называемую правовую культуру, роль и значение которой постоянно возрастает.

В рассматриваемом контексте «узбекская модель» объективно признает и продолжает традиции в развитии и приоритетности прав человека, которые наиболее полно отражены во «Всеобщей декларации прав человека и гражданина», где подчеркивается: «Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона».

Признавая верховенство права, «узбекская модель» концептуально закрепляет доминантность норм международного права в целом и прав человека, в частности, в соответствии с нормативно-правовыми принципами ООН и других международных организаций.

Четвертый принцип – «сильная социальная политика». Следует специально обратить внимание, что в «узбекской модели» этот принцип получил наиболее интенсивное развитие с точки зрения практической реализации. Вероятно, руководство страны считает, что тем самым обеспечивается гарантия необратимости экономических и гуманитарных преобразований, а также достигается социальная стабильность в обществе. Этот принцип не эксклюзивен, и в той или иной степени является показателем эффективности всего комплекса проводимых преобразований.

В наиболее широком смысле «социальная политика» охватывает весь спектр гуманитарных отношений в социуме или обществе. Это прежде всего образование, наука, культура, социальная защита населения и т.д. Узбекистан в данной связи– уникальное государство, поскольку является наследником и продолжателем великих традиций своих предков, достижения которых имеют общечеловеческое значение и, безусловно, влияют на ментальную особенность современных граждан страны.

Как известно, территория современного Узбекистана была заселена древними людьми еще в палеолите. Здесь располагался один из мировых центров общечеловеческой цивилизации. Далеко до нашей эры известны были такие государства как Хорезм, Согдиана и Бактрия, где пересекались взаимоотношения различных культур и народов. Из древнегреческих источников известен даже такой факт, что Александр Македонский в жены себе взял именно бактрийскую принцессу Роксану, считая, что в крови его потомков должна течь кровь именно местных аборигенов.

Наибольший расцвет получили узбекские земли в период Средневековья. В то время, когда европейские и другие народы находились на нижайшем уровне развития, Центральная Азия процветала. Всемирно известные ученые, такие как уроженец Ферганской долины Мухаммад аль-Фергани, уроженец Бухары Мухаммад аль-Хорезми, а также Аб Наср ибн Ирока, Абу Рейхан Беруни, Абу Али ибн Сина, Махмуд Хужанди, Ахмад ибн Хаминд Найсабурина многие столетия вперед определили развитие передовых направлений науки и образования, что в последующем легло в основу лучших достижений мировой цивилизации.

Специфический период в истории Узбекистана – советский. Здесь было все: большие трагедии и большие успехи. В то же время и в этот период страна не потеряла своей цивилизационной самобытности.

Исторические корни узбекского народа, его впечатляющие достижения оказывают особое внимание на его современную идентификацию, что неоднократно отмечалось ООН, ЮНЕСКО и другими международными организациями.

Одними из первых основополагающих документов, которые были приняты непосредственно после обретения Узбекистаном независимости, преимущественно относились именно к социальной политике, экономике, работе с молодежью и совершенствованию системы социальной защиты населения.

В последующем была создана собственная система интеллектуализации страны, включающая семь институций образования и воспитания – от дошкольного до самого высшего. Для повышения качества подготовки высококвалифицированных кадров в Ташкенте были реформированы собственные и открыто ряд зарубежных вузов. Свои филиалы учредили здесь Вестминстерский университет, Сингапурский институт развития менеджмента, Туринский политехнический университет, МГУ им. М.В. Ломоносова и ряд других. Существенным образом реорганизована система работы академических институтов и организаций. Наряду с этим создана система возрождения национальной культуры в контексте использования общечеловеческих и отечественных достижений в данной сфере.

Особо важным направлением в социальной политике государства явилась политика социальной поддержки малоимущих, включая инвалидов и уязвимых слоев населения в части их материальной защищенности, обеспечении прав, свобод и законных интересов. В Узбекистане существует уникальная собственная система социальной защиты населения. В частности, институт махалля с целью объединения населения на местах для решения социальных и хозяйственных задач, проведения культурно-массовых мероприятий, содействия в заботе об улучшении материальных и жилищных условий нуждающихся престарелых, одиноких и инвалидов, семей, потерявших кормильца и т.п.

В целом, социальная политика в Узбекистане с точки зрения ее организации и функционирования приобрела завершенный вид. Она концептуально не противоречит лучшим международным стандартам и учитывает собственный опыт работы с людьми в данной сфере.

Пятый принцип – «поэтапный переход к рыночной экономике». Данный принцип можно рассматривать как стержень собственной «узбекской модели» проведения не только экономических реформ, но и модернизации страны в целом.

Современные скептики «узбекской модели» указывают на все еще имеющиеся проблемы в экономическом и социальном развитии страны и на то, что недостаточно используется опыт либерально-радикальных преобразований. Возможно, это и так. Но Узбекистану удалось своим поэтапным решением имеющихся проблем избежать катаклизм и последствий псевдореволюционных преобразований. Страна явилась фактически одной из немногих на постсоветском пространстве, которой удалось при переходе к рынку не допустить «шоковой терапии», тотально разрушить государственный сектор экономики, привести к обнищанию подавляющее большинство людей. На фоне реформ в других странах СНГ, которые известны своей деструктивностью и разрушениями, преобразования в Узбекистане свидетельствуют о возможности и целесообразности перехода к рыночной экономике постепенно, последовательно решая задачи концептуального развития.

«Узбекская модель», по мнению экспертов МИСИ «Vector», является квинтэссенцией международной теории и практики реформирования общества. Первый Президент Узбекистана, имея колоссальный управленческий опыт, попытался внедрить передовые модели социально-экономических преобразований в стране, основанных на собственном опыте, традициях развития экономических отношений непосредственно в Узбекистане и с учетом соответствующих передовых мировых достижений.

Выделяется преимущественно три этапа реализации «узбекской модели» в практике государственного строительства. Первый этап – когда были сформулированы основы рыночных отношений и проведены первоначальные преобразования, что охватывает 1991-1995 годы. В это время фактически сформировалась экономическая, социально-политическая и гуманитарная модель современного независимого Узбекистана. Второй этап охватывает 1996-2003 годы. На этом этапе, в короткое историческое время, была достигнута стабилизация в развитии социально-экономических процессов и начался планомерный и последовательный экономический рост. Третий этап, с 2006 года – этап высокого роста темпов развития экономики и процессов модернизации всей системы общественных отношений.

Целенаправленное, поэтапное развитие страны позволило Узбекистану выйти в мировые лидеры по многим направлениям современного развития, включая прежде всего темпы роста валового внутреннего продукта (ВВП) и по многим другим основополагающим показателям фактически во всех сферах социально-экономического и гуманитарного развития.

Анализ теории и практики реализации основополагающих принципов «узбекской модели», проведенный специалистами Международного института стратегических исследований «Вектор» (МИСИ «Vector»), дает основание для следующих наиболее общих обобщений.

Первое. Теоретически «узбекская модель» явилась достаточно научно обоснованной. Она адекватно отражает общие и частные закономерности развития социально-экономических процессов в современном мире и определяет доминантность их в проведении социально-экономических реформ в регионально-узбекской специфике. Изучив оценки, которые давались «узбекской модели» на международных конгрессах и конференциях, начиная с 2006 года, установлено, что принципиальной критики ее теоретических основ, как правило, не наблюдается. Научное и экспертное сообщество в настоящее время полагает, что Узбекистан в основе своего развития имеет достаточно научно обоснованную экономическую модель, или концепцию. А это, как известно, является важнейшей предпосылкой эффективного развития любой страны.

Второе. Реализация «узбекской модели» на практике проходила в сложнейших условиях, отсутствия экономической и продовольственной самодостаточности, а также на фоне низкого уровня и качества жизни подавляющего большинства населения. Более того, страна развивалась в условиях нескончаемых международных экономических и финансовых кризисов и потрясений, что далеко не способствовало проведению эффективных реформ внутри страны. На старте реформ это иногда приводило к различного рода попыткам деструктивных внешних сил гротескно отражать, особенно в масс-медиа, существующее положение дел, где узбекское руководство пытались подвергать резкой критике. Однако руководители Узбекистана не уходили от открытого диалога со своим народом, отвечая даже на самые сложные и актуальные вопросы граждан.

На этом фоне вызывает особое уважение то, что правительство Узбекистана никогда не стремилось к получению легковесных комплементов и хвалебных реляций со стороны международных финансово-экономических структур.

Третье. Реализация основополагающих принципов «узбекской модели» на практике показала впечатляющие результаты. Так, за годы независимости страны была фактически создана новая система производственных отношений. При этом экономика выросла почти в шесть раз, доля промышленности в ней увеличилась с 14 до 34 процентов. И это несмотря на продолжающийся мировой финансово-экономический кризис. Темпы роста валового внутреннего продукта (ВВП) за последние 11 лет сохранялись на уровне около 8 процентов, что является одним из лучших показателей в мире. Страна в основном добилась продовольственной защищенности, осуществляется стабильный рост выпуска продуктов питания, расширения их ассортимента и обеспеченность населения.

Четвертое. Факты свидетельствуют о больших достижениях страны в сфере социальных отношений. Средняя продолжительность жизни за последние двадцать лет увеличилась с 66 до 73,5 лет. За годы независимости население страны увеличилось на 12 миллионов человек. Это лучший показатель среди стран СНГ и один из лучших показателей в современном мире. При этом следует отметить, что комплекс социальных мер, включая улучшение качества медицинского обслуживания привел к уменьшению материнской смертности в 3,2 раза, а детской – в 3,4 раза. Существенным образом увеличился уровень образования и культуры населения, возросли роль и значение науки в жизни государства и общества.

Пятое. Исследование социальных и гносеологических предпосылок развития основных современных тенденций «узбекской модели» показало, что она имеет большие возможности для развития и в перспективе. Заключения международных аналитических центров, включая Всемирного Банка, Международного Валютного Фонда (МВФ), Исламского банка развития, британской консалтинговой компании Maplecroft и ряда других показывает, что в ближайшую перспективу Узбекистан не потеряет высокие темпы развития. Прогнозируется сохранение роста ВВП на уровне не ниже 7 процентов и соответствующий рост других экономических и социальных показателей.

В целом, рассматривая теорию и практику реализации «узбекской модели» в современных условиях, следует сделать общий вывод, что она является эффективной и имеет большие перспективы в своем развитии. Более того, фактически единственным условием для последующей модернизации Узбекистана в столь сложной социально-экономической обстановке современного мира, полагаем, явится необходимость продолжения и конструктивная преемственность реформ, инициированных в свое время Первым Президентом независимого Узбекистана Исламом Каримовым.

Научно-методический Совет МИСИ «Vector»

Услуги компании

  • Политические коммуникации
  • Бизнес-коммуникации
  • Кризисные коммуникации
  • Финансовые коммуникации
  • Лоббирование и взаимодействие с органами государственной власти
  • Социальные исследовательские проекты