Русский

«Демократия» как социально-политический феномен современного общества

Международный Институт Стратегических Исследований «Vector» предлагает экспертному сообществу обсудить проблемы, вязанные с современными процессами демократизации. В качестве основания для дискуссии представляется статья «Демократия» как социально-политический феномен современного общества.

В современном мире издано огромное количество литературы о демократии, где в большинстве случаев доказывается, что этот институт общественной жизни является доминантным, не имеющим цивилизационной альтернативы.

Контент-анализ текстов выступлений лидеров ведущих государств, входящих в так называемую «большую восьмерку», также свидетельствует, что наиболее употребляемыми ими терминами являются: «демократия», «борьба за демократические ценности», «преодоление недемократических подходов в различных сферах общественной жизни» и т.п. Аналогичную ситуацию отражает и анализ докладов участников всемирных давосских форумов, других крупнейших международных саммитов политических и экономических лидеров ведущих стран мира.

На постсоветском пространстве с понятием «демократия» связываются надежды на положительные тенденции в современных процессах государственной идентификации. Фактически во всех конституциях (Основных законах) стран СНГ имеется прямое указание на построение «демократического общества».

В масс-медиа понятие «демократия» также имеет самое широкое распространение, особенно в США, Евросоюзе, странах Восточной и Центральной Европы. Среди наиболее встречающихся терминов и высказываний в рамках публикаций на общественно-политические темы являются следующие: «демократия – это прогресс», «демократия – это власть народа и для народа», «альтернативы демократическим ценностям нет», «построение демократического общества - главная задача всех развивающихся стран», «только демократия спасает государство от деградации и тоталитарного развития», «демократия – это уважение и защита прав и свобод граждан», «демократия – самая главная ценность современной цивилизации» и т.п.

В целом, в общественном мнении большинства людей сформировано предельно положительное представление о демократии как ключевом критерии развития современной человеческой цивилизации. Такая точка зрения, как правило, распространяется безальтернативно.

С другой стороны, контент-анализ позиций значительной части экспертного сообщества показывает, что понимание демократии в том виде, в каком она представляется современному общественному мнению, не всеми принималось и принимается однозначно. Очевидно, небезынтересными являются альтернативные точки зрения на понимание «демократии», высказанные известными историческими личностями, общественными и государственными деятелями. Некоторые из таких позиций свидетельствуют о следующем. К примеру, Оскальд Уайльд говорил, что: «Демократия есть одурачивание народа при помощи народа ради блага народа». Джон Берри: «Демократия: говоришь, что хочешь, делаешь - что велят». Альфред Нобель: «Любая демократия приводит к диктатуре подонков». Вольтер: «Настоящая демократия есть деспотия черни». Гете: «Нет ничего отвратительней большинства». Дидро: «Настоящая демократия легко переходит в анархию». А. Токвиль: «При современных демократиях центр принятия решений перемещается от политических партий и органов государственной власти к финансовым корпорациям. Партии и органы власти становятся финансовыми корпорациями». Д. Орли: «Демократия – подарок волчьей стаи овечьей отаре самим выбирать, кем они должны быть съедены». О. Кузнецов: «Демократия – это когда умные вынуждены выслушивать не только мнение дураков, но и считаться с ним». Уинстон Черчилль: «Лучший аргумент против демократии – это пятиминутная беседа со средним избирателем». Бертран Рассел: «В демократии честный политик может быть терпим, только если он очень глуп. Ибо лишь очень глупый человек может искренне разделять предрассудки большей половины нации». Дж. Шоу: «Демократия – это уже когда власти не назначаются безнравственным меньшинством, а выбираются безграмотным большинством». Роберт Кеннеди о власти большинства: «Одна пятая часть народа – против чего бы то ни было, когда бы то ни было». Ежи Лещинский: «При демократии «отдав» свой голос, мы затем лишаемся голоса, это вполне логично». А в известной монографии «Проект Россия» о демократии говорится, что «На практике демократия сводится к борьбе финансовых группировок за власть. Остальное – риторика, призванная дурачить обывателей».

Что же действительно, по мнению специалистов МИСИ «Vector», представляет собой институт демократии как социально-политический феномен?

При всей актуальности рассмотрения демократии в полной мере научный анализ данного явления все еще не осуществлен. Здесь, к сожалению, доминируют масс-медийные клише, способные формировать соответствующее общественное мнение, но не научные оценки. Мы также не претендуем на решение данной проблемы, но в общих чертах попытаемся рассмотреть «демократию» как социально-политический феномен с точки зрения генезиса и современного развития.

Первое. Понятие «демократия» впервые введено в научный оборот в Древней Греции. В соответствии с древнегреческим пониманием «демократия» определялась как «власть народа». При этом контекст такого определения содержал более негативные, чем позитивные оценки. В частности, Платон указывал: «Тирания возникает, конечно, не из какого иного строя, как из демократии; иначе говоря, из крайней свободы возникает величайшее и жесточайшее рабство». Близок к этой точке зрения был и Аристотель. Он, в свою очередь, говорил, что демократию и тиранию «едва ли кто-либо станет вообще считать видами государственного устройства, а если считать их таковыми, то уже наихудшими из всех». По мнению древних греков, крайними формами организации общества являются именно «тирания» (диктатура) и «демократия». Если «тирания» (диктатура) – насилие меньшинства над большинством, то «демократия», наоборот, насилие большинства над меньшинством. Две эти формы организации общественной жизни перерастают друг в друга. Но наихудшей, по мнению древних греков, является «демократия».

Проблема демократии дошла до нас как историко-философский факт эллинской культуры, и не более. Последующее развитие человечества отрицало возможность использования принципа демократии как общественной организации жизнедеятельности людей. Так, римляне апеллировали к «диктатуре права» и «правовому государству», а в Средневековье, социальная практика и соответствующие теории – к религии. Более тысячи лет человечество о «демократии» фактически не вспоминало, вплоть до эпохи Возрождения, когда стали формироваться социально-экономические институты новой формации, по-разному называемые в настоящее время – капитализмом, индустриальным обществом, рыночной экономикой и т.п. Именно в это время и была востребована «демократия». Несмотря на то, что идеи демократии были рождены эллинской культурой, факт реализации демократических принципов в жизнь – это прерогатива исключительно капитализма. Свобода рынка, или рыночной экономики, определявшая сущность капитализма, требовала наиболее адекватных форм политической надстройки. И таковой стала «демократия». Классическое понимание демократии как института, отражающего и закрепляющего институты рыночной экономики и соответствующих социальных сил, было представлено Дж. Локком и Ш. Монтескье. Демократия, по их мнению, в наибольшей степени обеспечивает эффективность функционирования трех важнейших ветвей власти – законодательной, исполнительной и судебной в форме максимальной свободы и, прежде всего, свободы экономической. По их мнению, это институт, закрепляющий достижения наиболее целесообразных форм общественного производства и управления социумом в целом.

Почему именно капитализм востребовал демократию как институт самоорганизации? Это предмет отдельного анализа. И прежде всего, больше социально-экономического, поскольку истоки всякого социального лежат в его базисном, экономическом содержании, а точнее, в системе материального производства.

Второе. Становление демократии в европейских странах было в существенной степени прогрессивным. Прогрессивность его состояла в преодолении средневековых форм архаичного управления, которые тормозили ход общественного развития. Для европейских стран «приход демократии», особенно в XVI-XVII веках, принес с собой прогресс фактически во все сферы жизнедеятельности людей. В экономике «демократия» создавала предпосылки бурному росту производительности труда, что обеспечивалось развитием свободных рыночных экономических отношений. В политической сфере стали доминировать тенденции, более адекватно отражающие развитие тех или иных социальных организаций и обществ. В гуманитарной сфере «демократия» обеспечила прорыв в реализации таких важнейших ценностей социальной жизни людей, как свобода слова, совести, собраний, передвижений, равенство всех перед законом и т.д. В то же время, именно с величайшим прогрессом, который означал демократизацию всей общественной жизни европейских народов, демократия стала приобретать и противоположное содержание. Впервые это в глобальном масштабе проявилось в политике колонизации.

Путем насилия и уничтожения многих народов и их культур начался так называемый процесс «демократизации во всем мире». Еще сто лет назад небольшое количество европейских государств колонизировало и управляло большинством стран мира. Во имя «рынка и демократии» безжалостно уничтожались целые страны. В данном контексте «демократия» для европейцев превращалась в «диктатуру» и насилие для всего другого мира.

Такая традиция «демократизации общественных отношений» сохраняется по настоящее время. Однако, объективной научной оценки она еще не получила, особенно в рамках использования диалектического метода. Даже среди научных работников современные социальные проблемы не рассматриваются в контексте диалектики «демократии» и «диктатуры», о которой говорили еще древние греки. Гитлер, Муссолини и многие другие диктаторы пришли к власти именно демократическим путем, но в последующем уничтожали саму демократию. Современные «западные демократии» также под флагом демократизации во всем мире осуществляют насилие и даже государственный террор. По нашим расчетам, сотни военных конфликтов, развязанных западными странами после Второй мировой войны, в большинстве своем проходили именно под видом защиты «демократии и свободы», «демократических ценностей и прав человека».

В настоящее время так называемая «политика демократизации» также принципиально не изменена, а приобрела свои специфические формы, соответствующие современным реалиям. А современные реалии в экономике и политике свидетельствуют о тотальном наступлении информационной революции, которая преодолевает капиталистический способ производства и привносит в систему рынка качественные его преобразования, основанные на принципах научной обоснованности, рациональности и целесообразности организации общественного производства. Как когда-то феодализм преодолевался капитализмом, так и сегодня человечество вступило в процесс преодоления капитализма наступающей новой формацией, которую уже устойчиво называют «информационной». Информационная революция самым радикальным образом содействует переходу индустриального общества к постиндустриальному, основанному на совершенно иных принципах, чем это было и есть при капитализме.

Информация – ключевая категория современных концептуальных моделей развития экономики, политики, гуманитарных и даже духовных отношений. А кто владеет, как известно, информацией, владеет миром. Поэтому современная борьба за покорение мира ускоренными темпами осуществляется, в том числе, и с использованием раскрученного бренда «демократия», которая рассматривается как цель и как средство современных социальных преобразований. В настоящее время «демократия» в борьбе правящих элит за власть, приобретает де-факто форму диктатуры и неоколониального порабощения современного мира. Под современные процессы демократизации попадает и агрессия в Ираке, и военная операция в Афганистане, и даже безжалостные бомбардировки Белграда, которые рассматривались как одно из средств демократизации этой страны.

Третье. Древнегреческое и современное понимание «демократии» - это факты, с которыми необходимо считаться. Современные демократические ценности являются важнейшей составляющей всего аксиологического понимания современного мира. И отрицать их невозможно. В то же время, в построении современных моделей общественного развития необходимо исходить не с позиции преимущественно «импорта демократии». Это путь, скорее, неоколониальной зависимости, а с позиции использования иных, новых, отвечающих современным реалиям экономических, социальных, политических и духовных основ организации общественной жизни. Они не отрицают «демократию» как принцип, но должны определить ей соответствующее место в современной государственной идентификации на этапе перехода человечества к новой общественно-экономической формации.

Закон ускорения истории развития общества говорит, что на каждую последующую стадию развития общества уходит меньше времени, чем на предыдущую. Каждая последующая общественно-экономическая формация короче предыдущей в три-четыре раза. Самым продолжительным по времени был первобытнообщинный строй, просуществовавший несколько сот тысяч лет. Чем ближе к современности, тем общество развивалось быстрее и динамичнее, уплотняясь в историческом времени. Если всю историю человеческого общества спрессовать до суток (24 часа), то поздний период каменного века – неолит - как утверждают специалисты, начался совсем близко к концу суток, в 23.55. В 23.56 - начался бронзовый век. Государства с их городами, письменностью, постоянно развивающейся техникой и сложно организованным обществом появились на земле всего лишь три минуты назад.

Общество ХХI века – это уже не только стремительно развивающаяся система, но и система, которая не менее стремительно приобретает все более сложные связи и отношения. Такая специфика развития современного общества объективно предполагает необходимость адекватного, научно обоснованного управления всеми протекающими в социуме процессами. И соответствующее управление становится востребованным лишь тогда, когда оно отвечает интересам не просто большинства или меньшинства населения, а общества в целом. Это касается современных глобальных процессов, которые принято называть общечеловеческими, отдельных стран и их объединений. Традиционное понимание демократии «как формы власти, при которой подчиняется меньшинство большинству и провозглашается равенство прав и свобод граждан» становится все больше неприемлемым. «Демократия» трансформируется из «общества большинства» в общество в «интересах всех». Именно такие процессы, повторим, продуцируются современной информационной революцией, которая не противоречит гуманитарным демократическим ценностям, но принципиально отрицает социально-политическую сущность демократии как «власти большинства».

Диалектика современной жизни общества направлена не на становление или совершенствование демократии как социально-политического феномена, а наоборот, на постепенное ее отрицание. В условиях перехода человечества к «постиндустриальному обществу», демократия с неизбежностью приобретает форму первоначально «демократического централизма», который, в свою очередь, обусловлен необходимостью перехода к научно обоснованным принципам управления всеми общественными отношениями в интересах всего общества в целом. Опыт передовых стран уже проявляет тот факт, что наука, научное управление обществом становится решающей производительной силой. И именно эта производительная сила определяет будущее развитие человечества и его социальную организацию.

В современных условиях не только декларируемая «власть большинства» теряет свой изначальный смысл, но и основные процедуры ее формирования. Так, «всеобщие» и другие формы выборов с неизбежностью должны уступить место представительству профессионалов. Альтернативы этому нет. С ростом научно-технического прогресса предоставление власти профессионально неподготовленным людям не просто не рационально, а социально опасно. Ведь не можем же мы простым голосованием избрать командира космического корабля, руководителя атомной станции или даже просто водителя такси. Современные подходы в определении выборной системы нуждаются в реформировании. Особо реформы необходимы в формировании специально подготовленных людей и привлечения их к управлению сложными социальными системами.

Таким образом, рассматривая демократию как социально-политический феномен современного общества, следует учитывать ее специфические особенности, которые в наиболее общем виде проявляются в следующем.

- Демократия – явление исторически приходящее. В наибольшей степени она востребована в условиях капиталистического, или индустриального общества как система социальной организации и рыночных экономических отношений.

- В современных трансформациях общественной жизни, вызванных информационной революцией, переходом человечества от индустриального к постиндустриальному обществу, роль и значение демократии существенным образом изменяется. Научно-технический прогресс объективно преодолевает «власть большинства», что лежит в основе демократии, меняя ее на «власть в интересах всех», что лежит в основе современной информационной революции.

- Искусственное навязывание, или некритическое заимствование отдельными странами демократии как института социальных политических трансформаций является ничем иным, как поддержкой современной неоколониальной политики или игнорирования общих закономерностей развития общества.

В целом, демократия - явление необычайно сложное и требующее к себе более рационального и более взвешенного отношения, а не «слепого копирования» исторически устаревших подходов, методов и оценок.

Услуги компании

  • Политические коммуникации
  • Бизнес-коммуникации
  • Кризисные коммуникации
  • Финансовые коммуникации
  • Лоббирование и взаимодействие с органами государственной власти
  • Социальные исследовательские проекты