Русский

«Россия – Центральная Азия: что дальше?»

После агрессии грузинского руководства против Южной Осетии многое видится более ясно и более реалистично, как бы порой не неприятно это было. Ни один представитель крупнейших телеканалов и информационных агентств Запада не показал происходящие события с позиций пострадавшей стороны – с точки зрения народа Южной Осетии. Это непрофессионально, это необъективно, это несвободно, что может свидетельствовать только об одном: все ведущие телеканалы США обслуживали политический заказ. Другого объяснения подобным необъективным действиям «самой объективной и самой свободной журналистики в мире» просто не может быть. Это даже не обсуждается. По мнению экспертов Международного института стратегических исследований «Vector» cпецпроект США под названием «Грузия» преподнес миру несколько уроков. Один из главных: любой лидер любого небольшого государства СНГ может стать, как Саакашвили, - президент суверенного государства, - всего лишь разменной картой в руках политиков США. Вояж Кондолизы Райс по маршруту Вашингтон-Париж-Тбилиси свидетельствует лишь о стремлении США сохранить лицо, но никак не спасти лично Михаила Саакашвили, эта фигура имеет значение только в качестве инструмента для сохранения американского лица, и не более того. Теперь можно ставить вопрос широко: какой новый спецпроект могут подготовить (или готовят) специалисты США? А если этот проект будет называться «Курдистан» - за то, что лидер Турции попытался вести себя беспристрастно и объективно по отношению к событиям в Южной Осетии? Но вопрос – в связи с предстоящим 28 августа в Душанбе (Таджикистан) саммитом ШОС – сегодня должен быть сформулирован более точно: кто и каким образом может в настоящее время и в современном мире гарантировать политическую безопасность президентам Киргизии, Казахстана, Узбекистана? Экономическая ситуация, например, в Киргизии крайне тяжелая. Это энергетический кризис, это почти неуправляемая инфляция, это растущая бедность большей части населения и поднимающаяся, как на дрожжах, социальная напряженность. По мнению экспертов МИСИ «Vector» восточная мудрость политиков государств Центральной Азии в данном случае может сыграть с ними злую шутку. Уповая на неопределенность своей позиции в отношении агрессии Грузии в Южной Осетии, уповая на то, что «никто не заметит», что погибли миротворцы, граждане России, с международным мандатом ООН (и СНГ), политики Киргизии и Казахстана встретившись 13 августа на Иссук-Куле и заявили, что в отношении позиции по ситуации в Южной Осетии у них нет позиции. Так, набор штампов: «Подобные конфликты должны решаться сугубо на основе международного права и только политико-дипломатическим путем». Дело не в том, что подобная «глубокая мысль» не имеет ни глубины, ни ясности, дело в том, что как теперь лидеры Киргизии или Казахстана, да и Узбекистана, собираются в рамках ШОС, то есть вместе с Россией, Китаем, Таджикистаном, обсуждать проблему собственной политической безопасности? Надеясь на поддержку США, трудно не стать разменной картой в руках политтехнологов этой нынешней мировой империи. А боязнь сказать правду, то есть поддержать позицию России в конфликте и помочь народу Южной Осетии, подвергшемуся геноциду, ведет только в одну сторону – в удушающие объятия США. О какой реальной интеграции с Россией можно говорить, если некоторые лидеры государств Центральной Азии не находят элементарного мужества сказать правду?

Впрочем, когда мы говорим об экономической интеграции государств Центральной Азии и России, то должны иметь в виду два важных момента. Первый. Эти страны – по сути, бывшие республики Советского Союза, которые когда-то объединило единое государство. Второй момент. За годы вакханалии во время и сразу же после распада Союза, за годы существования без ясной и четкой системы координат эти государства подпали под сильнейшее экономическое и политическое влияние США, и многие из них стали сателлитами – формально независимыми, а на деле подчиненные господствующей державе. По мнению экспертов МИСИ «Vector» как только в конце 80-х-начале 90-х годов Россию вытеснили из Центрально-азиатского региона основную роль стали играть США и их финансовые институты. Появилась военная база США в Ханабаде (Узбекистан), от которой затем президент Ислам Каримов все-таки сумел избавиться, выставив ее из страны. Но – поплатился небывалым ростом экспортированного в Узбекистан терроризма и религиозного экстремизма. Да, и сегодня США не забыли его «наглости», и если их компании в Центральной Азии предлагают какие-либо совместные проекты, то обязательно их реализация несет экономический ущерб Узбекистану. Например, энергетическая компания из США, АES (American Energy Systems), до недавнего времени базировавшаяся в Казахстане (полгода назад ее оттуда «попросили»), чуть не приступила к строительству высоковольтной линии электропередачи. Эта ЛЭП должна была поставлять электроэнергию из Казахстана и Киргизии в Афганистан, затем Пакистан. Линия должна была пройти в обход Узбекистана, хотя это – главная географически центральная страна, через которую проходят все транзиты – энергетический, газовый, водный.

Надо понимать, что сегодня России особенно трудно наладить экономическую интеграцию со странами, в которых более десяти лет доминировали США. Их военную базу выгнали из Узбекистана, они разместили ее позже (в 2001 году) в Киргизии. И только очень наивный человек может думать, будто «тюльпановая революция» в Киргизии в марте 2005 года произошла сама собой. Так называемый пояс нестабильности вокруг России НАТО и США стали «обустраивать» в начале 2000-х годов. Если страны Прибалтики с удовольствием пошли на это, то с Грузией и Украиной пришлось все-таки повозиться. Как результат, США могут быть довольны поведением своих «партнеров» в лице Саакашвили, Тимошенко, Ющенко… Однако по мнению экспертов МИСИ «Vector» с Центральной Азией дела обстоят сложнее. В Киргизии хоть и «сделали» революцию (Кстати, в Киргизии один из главных телеканалов имеет оранжевый цвет и центральную рубрику - «Майдан» и т.д.) но реализация амбициозных проектов США на территории республики, как например аренда 300 гектаров земли под строительство американских военных объектов на практике оказалось весьма затруднительной. Другими словами – «восток - дело тонкое». Но и восточные правители не прочь перемудрить и перехитрить самих себя. Некоторые из них думают, что можно получать дивиденды и от США, и от России – а они пусть пока между собой разбираются. За подобную «многовекторность» поплатился экс-президент Киргизии Аскар Акаев. Стоило ему, как вспоминают люди из его близкого окружения, на генеральной ассамблее ООН твердо сказать, что «Россия нам дана Богом и историей», - как дни его правления были сочтены. Для многих… для всех (!) руководителей государств Центральной Азии это стала хорошим уроком. В «многовекторность» политики перестали играть, пришла пора определяться. И страны Центральной Азии дружно повернулись в сторону России. Для этого накопились слишком много «материала» - использование стран Балтии под военные и другие объекты НАТО, история с вооружением Грузии и началом ею войны против собственного народа в Южной Осетии, размещение РЛС и ПРО в Польше и Чехии… Интересно, если бы странам Восточной Европы в начале 90-х сказали, что самые демократичные и свободолюбивые демократы из США будут использовать территории суверенных государств под свои военные объекты они бы, конечно, не поверили. Но время пришло – и верить-не верить стало не обязательно: с этим теперь надо жить.

В период 90-х годов вакханалия развала экономики той же Киргизии шла полным ходом. Уникальное оборудование завода сельскохозяственного машиностроения имени Фрунзе распродали как металлолом. Западные советники и эксперты внедрили программу ПЕСАК, под которую выделили 60 миллионов долларов Киргизии. Программа предполагала восстановление предприятий за счет отделения их жизнеспособных частей, цехов… В общем, более двадцати заводов в Киргизии перестали существовать. Деньги успешно были освоены. Потом была масса различных программ, в том числе ХИСАК – под нее дали порядка 250 миллионов долларов в энергетику, 40 миллионов – в бюджет, но с условием, что начнется реформа энергетической отрасли. Реформа началась, единую систему разделили, лишили эффективного управления, и высокорентабельная отрасль стала убыточной. Сейчас выставляют на продажу (приватизацию) системообразующую мощность в виде ТЭЦ Бишкека, которая работает в единой энергосистеме Центральной Азии, от ее работы напрямую зависит состояние и уровень воды в Токтогульском водохранилище. На продажу также выставляется распредкомпания «Северэлектро» и АОА «Тепловые сети Бишкека». Людям говорят: вот придет частник, будет хозяин, а за тарифами будет следить государство. В то же время приватизированный ранее Кантский цементно-шиферный комбинат не обеспечивает цементом даже потребности республики, потому что ему выгоднее работать на экспорт. Стоимость одного мешка цемента (50 кг) уже достигает 120 долларов. Минпром говорит: ну, это же частное предприятие, мы не можем ему указывать. А тарифы на электроэнергию, тепло и горячую воду – это социальная жизнь, это социальное спокойствие или социальное напряжение, поскольку средняя зарплата в Киргизии на сегодня составляет 110-120 долларов. При этом уже в этот отопительный сезон одна Гкал будет стоить более 50 долларов. Правительство Киргизии этим летом также повысило тарифы на горячую воду и электроэнергию. Ждет хозяина? В киргизской прессе уже прошло не одно сообщение, что хозяином придет та самая американская компания AES, которую недавно «попросили» из Казахстана.

И когда мы говорим о том, что Киргизия неактивна в плане сотрудничества с Россией, мы должны иметь в виду, что эта республика уже задолжала Западу 2,2 миллиарда долларов, ее внешний долг почти сравнялся с ее годовым ВВП, она зависима от США экономически гораздо сильнее, чем Казахатсан, ВВП которого примерно в сто раз больше ВВП Киргизии. Более свободны экономически и Узбекистан, и Туркмения – за счет немалых запасов природного газа и нефти. По мнению экспертов МИСИ «Vector» фактор сильной власти, сильной защиты национальных интересов очень слабо просматривается в Киргизии. Ее участие в ШОС, ОДКБ, ЕврАзЭС зачастую декларативно и формально. В то же время население, по официальным данным порядка 5 миллионов человек, из которых около миллиона – трудовые мигранты, работающие в России и Казахстане. Чиновничий истеблишмент, мягко говоря, не чужд личному обогащению. Чиновники нередко имеют квартиры или дома в России, Казахстане, а то и в Европе. После начала агрессии Грузии против Южной Осетии «чемоданные» настроения в Киргизии усилились. Этому способствовало и то, что в частном доме на окраине Бишкека, был обнаружен огромный схрон современного оружия. При оружии находились десять военных США в гражданской одежде и несколько дипломатов. Чье оружие? Сутки ответа на этот вопрос не было. Потом невнятно пресс-служба правительства сообщила: дескать, для проведения антитеррористических учений по линии Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ) Киргизии прибыли специалисты и инструкторы из США, но не соблюли некоторых формальностей… Следует обратить внимание, что руководство ГКНБ непосредственно назначается и подчиняется президенту страны, а не правительству, тогда почему разъяснения дает пресс-служба правительства? При такой «одновекторной» политике в Киргизии могут остаться только старики и инвалиды – те, кто физически не может уехать из страны. Тем более расположение военной базы США в международном аэропорту «Манас» наводит страх на население близлежащих районов. Иностранные военные, которые несут службу на этой базе, имеют дипломатический иммунитет, самолеты нещадно сбрасывают неотработанное авиатопливо на населенные пункты и поля сельскохозяйственного назначения. Людям говорят: это транспортная авиация, которая необходима для оказания гуманитарной помощи Афганистану. Но кто это проверял?! Кто докажет, что эти самолеты не начинены разведывательной аппаратурой? Кто докажет, что с этой военной базы не ведется радиоэлектронная разведка в отношении Китая, России, не говоря об Узбекистане и Казахстане?! И вообще, людям безразлично, какая это авиация, только пусть она базируется не в их стране!

Эксперты Международного института стратегических исследований «Vector» убеждены, что клубок объективных и субъективных факторов так сильно переплетен и именно поэтому Киргизия, не свободна в выборе своих экономических партнеров. Она зависима экономически, финансово, морально от Запада. Сегодня это абсолютно очевидный факт, и ждать полноценной экономической интеграции Киргизии с Россией, честно говоря, трудно. Но в таком случае никто не гарантирует политическую безопасность президента Киргизии и системы его правления. Отсутствие ясной позиции по отношению к США и по отношению к России – это верный путь создать по меньшей мере недружелюбное отношении к себе и со стороны США, и со стороны России. И все же уроки надо учиться извлекать. Если, конечно, лидеры государств Центральной Азии не хотят стать разменной картой в очередном «спецпроекте» США.

Услуги компании

  • Политические коммуникации
  • Бизнес-коммуникации
  • Кризисные коммуникации
  • Финансовые коммуникации
  • Лоббирование и взаимодействие с органами государственной власти
  • Социальные исследовательские проекты