Русский

«Экономический и политический сегменты преодоления кризиса в конфликтогенных регионах»

Геополитические процессы в современном мире определяют преимущественно две четко выраженные тенденции общественного развития. С одной стороны, наблюдается радикальная интергация социально-экономических, а, следовательно, и политических процессов, концентрация материального производства, создание и укрепление мировых экономических мегаобъединений. С другой стороны, практически параллельно с интеграционными процессами наблюдается не менее интенсивная дезинтеграция. 

Особую обеспокоенность в современном мире вызывают именно дезинтеграционные процессы, которые, как правило, ведут к обострению международной напряженности, региональным системным кризисам и другим многочисленным антиподам современного общественного развития. Наиболее яркий пример – распад Советского Союза, Югославии, Чехословакии. Следствием такого распада явилось возникновение проблем Косово, Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, обострение проблем вокруг Нагорного Карабаха, Крыма и т.д. Первоначально предполагалось, что развитие демократии само по себе будет способствовать преодолению имеющих место кризисов. Демократию провозгласили, а кризисы не только не были преодолены, но, наоборот, обострились еще с большей силой. Маленький сербский край Косово привлекает к себе внимание не только имеющимся там конфликтом между сербами и косоварами, а и тем, что огромные усилия, предпринимаемые международным сообществом по установлению мира в регионе, не дают своих результатов. Об этом свидетельствуют безуспешные инициативы ООН, Евросоюза, Натовских оккупационных войск и других международных организаций. Аналогичная ситуация складывается и в других аналогичных многонациональных регионах. 

Последние десятилетия свидетельствуют, что те методы, которые предпринимались международным сообществом для решения региональных и, прежде всего, межэтнических проблем – результатов не дали. Присутствие миротворческих контингентов ООН, НАТО, других организаций и стран, проблем конфликтогенности в зонах их дислокации явно не решает, а переводит их в стадию «хронического заболевания». Силовым противостоянием не решена проблема и Нагорного Карабаха, Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, ряда других регионов на постсоветском пространстве. Не решены таким путем аналогичные проблемы в Африке и на Латиноамериканском континенте. Американское вторжение в Ирак до предела обострило курдскую проблему, способствовало военной активизации против этого народа регулярной турецкой армии. Можно приводить и многочисленные другие примеры, свидетельствующие о том, что разрешение силовым путем региональных проблем в современном мире не дало должных результатов. 

Путь решения региональных конфликтов так называемыми методами демократии также оказался несостоятельным. Подавляющее большинство жителей Приднестровья, к примеру, на референдуме высказались за присоединение к России, но им этого осуществить не дали. Проигнорированы итоги референдума о российском статусе Севастополя. Практически все население Абхазии, Южной Осетии и других регионов выступают за вхождение в состав России, но безуспешно. Близкие к указанным процессы наблюдаются не только на постсоветском пространстве. Имеют они место и в странах «классической демократии» - Евросоюза, даже Великобритании. Однако, институты демократии при всей их важности в развитии современных цивилизаций, не являются сами по себе решающим инструментом преодоления региональных кризисов.

Следует отметить, что в послевоенное время создано ряд международных организаций, имеющих «мандат» на решение региональных конфликтов. Но и они оказались неспособными решить стоящие перед ними задачи. Так, Организация Объединенных Наций, которая и создана для поддержания мира на планете, не смогла предотвратить ни одну из более чем 500 локальных войн после Второй Мировой войны, успешно разрешить хотя бы один межэтнический конфликт из сотен имеющих место в настоящее время. 

Таким образом, существующая практика разрешения межрегиональных конфликтов показывает свою несостоятельность. В то же время, данные проблемы требуют своего разрешения. Если их не решать цивилизованными методами, это означает содействовать эскалации международной напряженности, способствовать разжиганию новых очагов войны. 
В последнее время среди специалистов по геополитике распространена точка зрения о необходимости использования исторического опыта в разрешении региональных конфликтов. Да, действительно, исторический опыт разрешения межэтнических конфликтов, этнической и государственной идентификации является необычайно полезным, однако, свидетельствующий о том, что в современных условиях необходимо искать эксклюзивные подходы и решения, соответствующие как генезису развития проблемы, так и сложившимся современным реалиям. И последнее обстоятельство является особенно важным. Особенно важным потому, что имеющийся исторический опыт не применим в современных условиях по принципиальным соображениям. Так, колонизаторская политика, характерная для европейских стран, себя со всей очевидностью исчерпала. Американский опыт решения проблем путем создания резерваций для коренных народов также более чем очевидно не приемлем. Пути жесткого военного и других форм насилия, проблемы не решают также. Но и сами по себе современные проблемы конфликтогенных регионов разрешится не в состоянии. В данной связи встает вопрос поиска новых, инновационных подходов. На наш взгляд, они должны быть сформулированы на основе следующих основополагающих принципов.

Первое. Экономические детерминанты. Существующая в мире практика, повторим, разрешения региональных конфликтов преимущественно силовыми или исключительно политическими методами является мало эффективной. Это более чем очевидно. Со всей очевидностью, пришло время доминантными принципами в разрешении региональных конфликтов, включая межэтнические, считать экономические. 

Рассматривая экономику конфликтогенных регионов, следует отметить ее предельно отсталый уровень. Статистические данные, характеризующие экономику Косово, Нагорного Карабаха, Абхазии и других регионов, показывают, что развитие рыночных отношений в них находится в зачаточном состоянии. Материальное производство дезорганизовано. Уровень реальной безработицы охватывает почти половину трудоспособного населения. А те, кто имеет работу, производительность их труда предельно низкая. Поголовная нищета, рост социальных заболеваний, эпидемии делают такие регионы опасными для проживания не только аборигенным жителям. Все это в существенной степени и определяет конфликтогенность регионов, которая в большинстве случаев обретает форму межэтнических или межгосударственных противостояний. Преодоление такого состояния дел – важнейшая предпосылка ликвидации или существенного смягчения конфликтогенности в целом. А это можно осуществить только путем реформирования базисной сферы общественной жизни – материального производства, всей системы экономических отношений. Здесь могут иметь место различные формы экономических преобразований, но наиболее эффективными в последнее десятилетие зарекомендовали себя свободные, или специальные экономические зоны. Нами изучены территории приоритетного экономического развития, созданные в изначально отсталых регионах юговосточной Азии, на Американском континенте и в Европе. Практика свидетельствует, что везде, где создавались в депрессивных регионах преференции экономическому развитию, налаживался процесс экономического роста, пропорционально уменьшалось количество вопросов, связанных с конфликтогенностью и социальной напряженностью. 

Особенностью создания свободных экономических зон в конфликтогенных регионах постсоциалистических стран может стать не только предоставление предельно льготных экономических преференций для самих конфликтогенных регионов, но и для стран, прямо или косвенно имеющих отношение к зоне регионального конфликта и проявляющих особый интерес к его преодолению. К примеру, в Косово целесообразным явилось бы создание территории приоритетного экономического сотрудничества стран Евросоюза или нескольких заинтересованных стран. В Приднестровье – не менее целесообразным было бы создание территории приоритетного российско-молдавского экономического сотрудничества. На данном принципе целесообразно строить взаимоотношения и в других конфликтогенных регионах планеты, переводя проблемы политической и военной конфронтации в сферу взаимовыгодного экономического сотрудничества. При этом международный патронат желателен. Международный патронат желателен для контроля за соблюдением существующих норм международного и соответствующего национального права, обеспечения гарантий, защиты и развития всего комплекса системы общественных отношений, включая бизнеса.

Что может дать предоставление конфликтогенным регионам права развиваться в режиме свободных экономических зон, или территорий приоритетного экономического сотрудничества заинтересованных государств:

  • для международного сообщества – это перевод вектора преодоления конфликтогенности от политико-силовых - к рыночно-экономическим методам. Огромные денежные средства, используемые на так называемые «миротворческие акции», получат шанс «работать» на развитие экономики регионов, что более экономически и политически целесообразно;

  • обретение равноправных экономических преференций способствует преодолению противоречий между государствами, гипотетически вовлеченных в региональные конфликты. Так, создание в Крыму «территории приоритетного российско-украинского экономического сотрудничества» – уже реально имеющийся особо взаимовыгодный проект, который фактически снимает предпосылки в межгосударственных противоречиях вокруг данного региона. (См.: Котолупов О.А., Хриенко П.А. Основы концепции возрождения Крыма. Симферополь: Изд-во «Ди Ай Пи». 2007);

  • стабилизацию международных отношений. Региональные конфликты имеют преимущественно национальные формы. Сфера экономики – интернациональна. Ее развитие содействует включению ранее отсталых регионов в мировые экономические процессы. Это фактически предоставление конфликтогенным регионам предельно льготного шанса занять свое место, присоединиться к реалиям глобализирующегося мира цивилизованным образом;

  • создание условий для приоритетного развития материального производства в существенной степени стабилизирует не только экономическую, но социальную обстановку. Обеспечение людей работой не только поднимает их материальный уровень жизни, но делает практически ненужным и деструктивное, асоциальное поведение;

  • формирование эффективных территорий приоритетного экономического развития с неизбежностью окажет влияние и на поднятие общекультурного уровня местного населения, приобщению его к общечеловеческим ценностям и цивилизованным стандартам образа жизни.

Имеются и многочисленные другие экономические преимущества, которые вытекают из возможностей доминантного развития конфликтогенных регионов по пути предлагаемого экономического реформирования.

Второе. Политические детерминанты. До настоящего времени политические подходы в решении проблем конфликтогенных регионов являются доминирующими. Они, безусловно, важны. Но практика разрешения региональных конфликтов показывает, что использование исключительно политических методов в данном деле является явно недостаточным. Непосредственно политические проблемы необходимо решать в органической взаимообусловленности с экономическими. Основами разрешения комплекса накопившихся политических проблем могут стать основополагающие институции международного права. В данной связи выделяется «Всеобщая декларация прав человека», принятая генеральной ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года и ратифицированная практически всеми государствами, которая, вероятно, и должна стать одним из главных инструментов, обеспечивающим вектор политики, направленной на соблюдение прав и свобод всех граждан. Почти 60-летний опыт существования данного документа подтвердил его особую жизнеспособность, важность и всевозрастающую актуальность. Признание «Всеобщей декларации прав человека» в качестве главного принципа политической идентификации конфликтогенных регионов будет фактически означать начало перехода к формированию «гражданского общества». Такой переход – есть преодоление теории и практики национализма, сепаратизма как основных политических источников конфликтогенности, путь к приобретению людьми своих реальных прав и свобод. Образно говоря, Бог породил не русского, не американца, ни француза, а человека. В создании условий именно для развития человека, его индивидуальности есть предпосылка адекватного формирования других социальных общностей и организаций, а не наоборот. Такие процессы являются в настоящее время также доминантными в мире. В специфике конфликтогенных регионов необычайно важно и даже необходимо предоставить шанс и создать условия именно для гражданской идентификации личности. «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах», - говорится в первой статье «Всеобщей декларации прав человека». Основополагающие положения указанной Декларации такие, как «Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность»; «Никто не должен содержаться в рабстве или подневольном состоянии»; «Никто не должен подвергаться пыткам или жестокости»; «Каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе место жительства в пределах каждого государства»; «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии» и многочисленные другие вытекают из базисных экономических детерминант. Политические институты лишь концентрированно их выражают. Но для современных конфликтогенных регионов такого выражения недостаточно. В их условиях необходимы предельно жесткие международные гарантии соблюдения соответствующих прав и свобод. 

Что может дать конфликтогенным регионам политика в области усиления защиты прав, свобод, чести и достоинства граждан:

  • такая политика будет объективно содействовать становлению институтов гражданского общества как универсальной системы современной самоорганизации. В данном контексте появляется шанс гармонизации развития регионов с международным сообществом на цивилизованных принципах взаимоотношений;

  • расширение прав и свобод отдельных граждан подрывает их ангажированность на различные этнические, социальные и другие общности. В данном случае речь может идти к созданию цивилизованных взаимоотношений людей внутри конфликтогенных регионов на принципах, обеспечивающих переход к демократическим нормам и ценностям образа жизни;

  • гармонизацию экономики и политики, где экономика определяет, а политика закрепляет и обеспечивает реализацию объективных процессов развития не только отдельно взятого региона, но и человеческого общества в целом.

Политических приоритетов в преодолении региональных кризисов значительно больше. Их роль и значение также возрастает в той степени, в какой они отражают интересы самих граждан, ориентируют их на конструктивные формы организации общественной жизни, что само по себе преодолевает в обществе конфликтогенность.

В целом, преодоление региональной конфликтогенности объективно определяет необходимость перехода от преимущественно политико-силовых к преимущественно экономическим методам их разрешения. При этом экономика и политика с необходимостью должны рассматриваться как процессы взаимообусловленные, но базисным институтом общества остается все же материальное производство и система его организации. А именно все то, что мы понимаем под экономической организацией жизнедеятельности людей. Именно экономическими методами можно не только способствовать, но и реально разрешать существующие проблемы в целом, и в региональной специфике в частности. Именно используя закономерности в экономической сфере жизни людей можно определить их вектор политического, гуманитарного, социокультурного и других форм поведения. Создание более справедливой экономики есть предпосылка для создания более справедливых форм взаимоотношений между людьми, где не остается места для проявления конфликтогенных форм поведения. 

Предлагаемые нами пути преодоления региональных кризисов, полагаем, в существенной степени экономически и политически стабилизируют современный мир, сделают его более комфортным для проживания всех людей, независимо от национальности и социального статуса. 

Услуги компании

  • Политические коммуникации
  • Бизнес-коммуникации
  • Кризисные коммуникации
  • Финансовые коммуникации
  • Лоббирование и взаимодействие с органами государственной власти
  • Социальные исследовательские проекты